Uggaustralia-russia.ru

Мода и стиль
19 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Янка Брыль

Янка Брыль появился на свет 22 июля (4 августа) 1917 года в Одессе. Он стал поздним ребенком и воспитывался в многодетной семье. Родители были выходцами из Беларуси, поэтому вскоре вернулись на родину и поселились в деревне Загора, которая в то время находилась под властью Польши.

Янка учился по польским стандартам и успешно окончил семилетку, затем поступил в гимназию. Но после смерти отца материальное положение семьи ухудшилось, юноша был вынужден оставить учебу и заняться самообразованием. Уже тогда он начал писать стихи, которые годами не решался опубликовать.

Янка Брыль в молодости с братом

Янка Брыль в молодости с братом / Национальная библиотека Беларуси

Только в 1938-м произведения Брыля появились в журнале «Шлях моладзі». В этот период парень организовал в родной деревне кружок театральной самодеятельности, где ставили пьесы по мотивам творчества не только белорусских, но и польских и русских авторов.

Деятельность группы пришлось прервать, поскольку Янку призвали на фронт. Он пополнил ряды пулеметчиков морской пехоты, но при сражении под Гдыней попал в плен к немецким захватчикам. Бежать молодому человеку удалось только 2 года спустя, в 1941-м, после чего он присоединился к партизанскому движению.

Во время войны Брыль открыл в себе талант к журналистике. Парень был редактором газеты «Знамя свободы», а после освобождения Минска переехал туда и писал для газеты «Раздавим фашистскую гадину», а также журналов «Пламя», «Молодость» и «Ежик».

Творчество

Творческий путь писателя начался в 1931 году, когда ему было 14 лет. Впервые его работы были опубликованы в виленском белорусском журнале «Шлях моладзі» («Путь молодежи»). Так, его соотечественники получили возможность познакомиться с произведениями “Апошнія крыгі”, “Ажываюць лес і поле…”, “Запрог у саху Рыгор сівулю…”, “Спатканне”, которые впоследствии стали культовыми. Он пробовал писать не только на белорусском языке, существует ряд его произведений на русском и польском языках, но подавляющее большинство его работ все же написано на белорусском.

Читайте так же:
Норвежская звезда для варежек

В 1946 году выходит в свет первая книга Брыля «Апавяданні». В нее вошел ряд рассказов, а также повесть «У сям’і», в которой автор знакомит читателей с жизнью деревни Западной Беларуси.

1947 год ознаменован появлением нового сборника Янки Брыля под названием «Нёманскія казакі». В 1953 году выходит в свет повесть писателя «Галя», которую читатели оценили очень высоко, популярность повести буквально зашкаливала.

Брыль не мог обойти стороной тему войны, он нередко использовал ее в своем творчестве. В 1958 году выходит в свет его сборник под названием «Надпіс на зрубе», в который вошло несколько произведений, самым известным из которых является «Маці», оно по праву считается классикой белорусской литературы.

Творчество Брыля многогранно, среди его многочисленных произведений можно встретить миниатюры с лирическим контекстом, в основе которых лежали конкретные факты. Их нередко называют эссе, эти небольшие произведения отличаются краткостью и глубоким смыслом. Особое место в творчестве писателя занимают сборники миниатюр – «Жменя сонечных промняў» (1965), «Вітраж» (1972), «Акраец хлеба» (1977), «Сёння і памяць» (1985).

Большая любовь и загубленная юность

В продолжение рассказа (Янка Брыль, «Галя») краткое содержание вмещает воспоминания главной героини о минувшей молодости. Своего отца Галя не знала, её мать — батрачка Марыля, растила дочку одна. Хоть и называли девочку в деревне байстрючкой (незаконнорождённой, безотцовщиной), да не прилипло к ней это прозвище. Ладной и работящей выросла Галя, многие ребята в деревне заглядывались на её красоту. Но сердце девушки принадлежало только одному – весёлому гармонисту Сергею. Всего-то неделю продлилось их счастье, а потом парень неожиданно исчез.

Тут-то и посватался к сироте сын зажиточного хуторянина Микола. Не хотела Галя отвечать на его ухаживания, да куда деваться? Для девушки из самой бедной в деревне семьи было большой честью выйти замуж за богатого человека. Тем более узнала Галя, что её любимый Серёжа арестован за связь с коммунистическим подпольем и неизвестно, удастся ли ему вырваться из жандармских застенков.

Читайте так же:
Как сделать клюшку для гольфа

Творчество Янки Брыля

Писать начал с 14 лет. C 1938 года публикует стихи и публицистику в виленском белорусском журнале «Шлях моладзі». Там появились его стихи “Апошнія крыгі”, “Ажываюць лес і поле…”, “Запрог у саху Рыгор сівулю…”, “Спатканне”. Писать он пробовал на русском, польском и белорусском языках. Но в итоге отдал предпочтение последнему.

Первая книга «Апавяданні» выходит в 1946 году. В нее вошли несколько рассказов и повесть «У сям’і». Повесть была посвящена жизни Западнобелорусской деревни.

Второй сборник, «Нёманскія казакі», выходит в 1947 году. Большую популярность приобрела повесть «Галя», написанная в 1953 году.

Не обошел вниманием писатель и тему войны. Классикой белорусской литературы стало его произведение «Маці», которое вошло в сборник «Надпіс на зрубе» (1958).

В 60-х годах опубликован главный труд писателя – биографический роман «Птушкі і гнёзды». Он был во многом новым для белорусской литературы. В нем сочетаются эпичность повествования, психологизм и реализм. В соавторстве с Алесем Адамовичем и Владимиром Колесником написал документальную книгу «Я з вогненнай вёскі…» (1975).

Национально выделяются повести Брыля «Ніжнія Байдуны» (1975) и «Золак, убачаны здалёк» (1978). Оба произведения имеют большую важность для белорусской литературы.

Особое место в творчестве Брыля занимают лирические миниатюры, основанные на конкретных фактах. Их можно назвать своеобразными эссе. Автору они удавались настолько хорошо, что были изданы несколько сборников миниатюр – «Жменя сонечных промняў» (1965), «Вітраж» (1972), «Акраец хлеба» (1977), «Сёння і памяць» (1985) и другие

Брыль известен как переводчик с русского, украинского и польского языков. В его переводе на белорусский вышли отдельные произведения Толстого, Чехова, Горького и других авторов.

Быў паклоннікам Талстога

Ён чытаў усё ці амаль усё, што публікавалася пра Льва Талстога. Неяк пажаліўся, што не чытаў ці то кнігу «Дачка», ці то кнігу «Бацька» Аляксандры Львоўны Талстой, і сказаў мне пра гэта. Я звярнуўся ў Нацыянальную бібліятэку да загадчыцы аддзела беларускай літаратуры Людмілы Мікалаеўны Рабок. Сказаў, што яе сябар, Янка Брыль, хоча пачытаць такую кнігу. І Людміла Мікалаеўна выпісала яе на сваё імя. Я аднёс кнігу Брылю і сказаў, што Людміла Мікалаеўна папрасіла вярнуць ці то праз 10 дзён, ці то праз 14. Ён кнігу прачытаў за лічаныя дні і патэлефанаваў: «Прыйдзі забяры». Я тады сказаў яму: «Вы сябе не шкадуеце. Куды вы спяшаліся?» Яму ж тады было ўжо каля 80 гадоў, а ён кнігу літаральна праглынуў. Пэўна, таму, што пра Талстога, і таму, што таленавіта напісаная.

Читайте так же:
Чем вывести лак для ногтей с одежды

Рассказы — читать онлайн бесплатно полную книгу (весь текст) целиком

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «Рассказы», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Поставьте закладку, и сможете в любой момент перейти на страницу, на которой закончили чтение.

Янка Антонович Брыль

Ты мой лучший друг

Сентябрь тридцать девятого года.

Темная, мокрая ночь на западных подступах к Гдыне. Слева, вдали, горит большая кашубская деревня. На фоне пламени зловеще торчит башня костела. Недавно там засел третий пулемет нашей роты. Там сейчас толстый, спокойный Кубата, катовицкий шофер, с целым портфелем, как мы когда-то подшучивали, материнских писем за пазухой. Там здоровенный Петрик Любка, от тихих ночных рассказов которого пахло родным белорусским сеном… И это было тоже, кажется, когда-то, в далеком прошлом. Когда мы лежали рядом на втором ярусе казарменных нар, под зелеными жесткими одеялами, и шептались перед сном, иной раз чуть ли не до полуночи.

Ну и «тактика» — поднять на колокольню костела, освещенного пожаром, да еще перед самым носом противника, один-единственный станкач, оснащенный двумя лентами патронов и жестким приказом: задержать врага со всей его наземной и воздушной техникой…

Что ж, мы должны были совершать и не такие чудеса. За три дня до начала войны наш пулеметный расчет сидел на чердаке одинокого домика у самой границы, отделявшей от нас территорию «вольного города Гданьска», который давно уже стал фашистским плацдармом. Туда мимо нашего дома шла неширокая мощеная дорога. На границе над этой дорогой торчала вверх полосатая жердь шлагбаума. Именно он, этот шлагбаум, при поддержке нашего «максима» должен был задержать первый натиск фашистов. Рядом с «максимом» лежал на столе, в виде тонкой брошюрки, приказ командующего обороной Приморья: «При появлении врага — закрыть шлагбаум и огнем сдерживать первый натиск до подхода подкреплений…»

Читайте так же:
Все виды воротников с описанием

Правда, плютоно́вый[1] Возняк, посланный туда с нами, — этакий толстенький пожилой и веселый селезень, выпивоха, который за десять лет службы то возносился до чина сержанта (старшины), то падал до капрала, а сейчас как раз носил промежуточный чин, занимал золотую середину, разъяснил нам этот приказ по-своему.

— Дерьмо отца всевышнего, — сказал он, заглянув в брошюру, — слушай мою команду! Увидишь врага — чеши за третью гору, там бахни разок пану богу по окнам — и дальше, взяв ноги в руки, до самых казарм. Ну, у кого есть деньги? Кто пойдет на деревню, в лавку.

Расчет, который сменил нас там в ночь на тридцать первое августа, действовал потом согласно приказу. Шлагбаум был закрыт, однако вместо предусмотренного инструкцией врага в пешем или конном строю туда ударил артиллерийский залп, один и другой, после чего мимо развалин домика прошли автоматчики.

Такое же чудо произойдет утром и на колокольне костела, как только Кубата и Любка подадут оттуда голос…

Впрочем, называемся мы довольно грозно — первый расчет штурмового пулеметного взвода. Первый номер расчета, шахтер Ян Филец, — лучший пулеметчик нашего морского батальона. Ничего, это пустяк, что у нас всего две ленты, пятьсот патронов…

По листьям брюквы, в которой мы залегли под пригорком, монотонно барабанит холодный дождь. В окопчиках, вырытых на скорую руку, собирается вода и при каждом движении под коленями чавкает грязь. В зареве пожара поблескивает мокрая ботва и чья-то каска. Справа, под обрывом, море. Неспокойное, оно рокочет как-то особенно мрачно. Над обрывом так же мрачно и нелюдимо в бурьяне и кустарнике шумит ветер. Шершавым языком тоски проводит он по перелогу, бурьяну, картофельному полю, гнет и теребит листья брюквы. Время от времени взлетают немецкие ракеты и медленно опускаются над берегом и водой широкими зонтами синеватого света. Тогда видно, как на пригорке, перед которым — тоже тактика! — стоит наш прикрытый одеялом станкач, отчаянно борется с ветром сухая картофельная ботва. Ясно, до жути, видишь, что это замахиваются вражеские руки длинными колотушками гранат…

Читайте так же:
Push up джинсы что это такое

Сквозь шум его равномерно и монотонно пронизывает душу вопль сирены — с дальнего, одинокого в мглистой тьме маяка. Протяжный, скорбный крик. Это не хочет умирать наш порт, на который, чуть только рассветет, снова обрушатся бомбы. Это не хочет умирать наш окровавленный, прочесанный смертью гарнизон, окруженный со всех сторон врагом, но все еще не сломленный в неравной борьбе.

Еще недавно рекруты — всего лишь полгода назад, — теперь, на третьей неделе войны, мы уже солдаты, обстрелянные до того животного безразличия, когда можно жевать и спать рядом с трупом товарища.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector