Uggaustralia-russia.ru

Мода и стиль
4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что значит замурзанной ушанке

Что значит замурзанной ушанке

ДАВИД САМОЙЛОВ

Слово о Богородице и русских солдатах

За тучами летучими,
За горами горбатыми
Плачет Богородица
Над русскими солдатами.
Плачет-заливается за тучкою серой:
«Не служат мне солдаты правдой и верой».
Скажет она слово –
лист золотится;
слезу уронит –
звезда закатится.
Чует осень долгую перелетная птица.
Стояли два солдата на посту придорожном,
ветром покрыты, дождем огорожены.
Ни сухарика в сумке, ни махорки в кисете –
голодно солдатам, холодно им на свете.
Взяла их Богородица за белые –
нет! –
за черные руки;
в рай повела, чтоб не ведали муки.
Привела их к раю, дверь отворила,
хлеба отрезала, щей наварила;
мол, – ешьте, православные, кушайте досыта,
хватит в раю
живности и жита.
Хватит вам, солдатам, на земле тужити,
не любо ль вам, солдатам, мне послужити.
Съели солдаты хлеба по три пайки.
Жарко стало – скинули «куфайки».
Закурили по толстой.
Огляделись в раю.
Стоит белая хата на самом краю.
И святые угодники меж облаками
пашут райскую ниву быками,
сушат на яблонях звездные сети…
Подумал первый солдат
и ответил:
«Век бы пробыть, Мати, с тобою,
но дума одна не дает покою, –
ну как, Богородица,
пречистая голубица,
бабе одной с пятерыми пробиться! –
Избу подправить, заработать хлеба…
Отпусти ты меня, Пречистая, с неба».
И ответил другой солдат –
Тишка:
«Нам ружьишки – братишки,
Сабли востры – родные сестры.
И не надо, Богородица, не надо мне раю,
когда за родину на Руси помираю».
Не сказала ни слова, пригорюнилась
Пречистая.
И опять дорога.
Опять поле чистое.
Идут солдаты страной непогожею.
И лежит вокруг осень
мокрой рогожею.
1942–1943

Читайте так же:
Образы с светло голубыми джинсами

Давид Самойлов:

Стихов я осенью 42-го и зимой 43-го не писал, да и позже писал редко и плохо. Но порой записывал строки или строфы, случайно пришедшие на ум. Некоторые из этих строк надолго сохранились в моем чувствовании. И потом через много лет вошли в стихотворение. Например, первая строфа «Прощания юнака» записана в первой моей фронтовой книжечке. Почему-то я назвал это «Сербская песня».

Прощание юнака

Из «Балканских песен»

Ты скажи, в стране какой,
в дальнем городе каком
мне куют за упокой
сталь-винтовку со штыком?

Грянет выстрел. Упаду,
пулей быстрою убит.
Каркнет ворон на дубу
и в глаза мне поглядит.

В этот час у нас в дому
мать уронит свой кувшин
и промолвит: – Ах, мой сын! –
И промолвит: – Ах, мой сын.

Если в город Банья Лука
ты приедешь как-нибудь,
остановишься у бука
сапоги переобуть,

ты пройди сперва базаром,
выпей доброго вина,
а потом в домишке старом
мать увидишь у окна.

Ты взгляни ей в очи прямо,
так, как ворон мне глядит.
Пусть не знает моя мама,
что я пулею убит.

Ты скажи, что бабу-ведьму
мне случилось полюбить.
Ты скажи, что баба-ведьма
мать заставила забыть.

Мать уронит свой кувшин,
мать уронит свой кувшин.
И промолвит: – Ах, мой сын! –
И промолвит: – Ах, мой сын.

Сороковые, роковые,
Военные и фронтовые,
Где извещенья похоронные
И перестуки эшелонные.

Гудят накатанные рельсы.
Просторно. Холодно. Высоко.
И погорельцы, погорельцы
Кочуют с запада к востоку…

А это я на полустанке
В своей замурзанной ушанке,
Где звездочка не уставная,
А вырезанная из банки.

Да, это я на белом свете,
Худой, веселый и задорный.
И у меня табак в кисете,
И у меня мундштук наборный.

Читайте так же:
Что у футболиста под гетрами

И я с девчонкой балагурю,
И больше нужного хромаю,
И пайку надвое ломаю,
И все на свете понимаю.

Как это было! Как совпало –
Война, беда, мечта и юность!
И это все в меня запало
И лишь потом во мне очнулось.

Сороковые, роковые,
Свинцовые, пороховые…
Война гуляет по России,
А мы такие молодые!
1961

Песенка гусара

Когда мы были на войне,
Когда мы были на войне,
Там каждый думал о своей
Любимой или о жене.

И я бы тоже думать мог,
И я бы тоже думать мог,
Когда на трубочку глядел,
На голубой её дымок.

Как ты когда-то мне лгала,
Как ты когда-то мне лгала,
Как сердце девичье своё
Другому другу отдала.

И я не думал ни о ком,
И я не думал ни о ком,
Я только трубочку курил
С турецким табаком…

Когда мы будем на войне,
Когда мы будем на войне,
Навстречу пулям понесусь
На молодом коне.

Я только верной пули жду,
Я только верной пули жду,
Что утолит мою печаль
И пресечет вражду.
1982

Об авторе:

Давид Самойлов (1 июня 1920 – 23 февраля 1990) – поэт и переводчик. Рядовой, разведчик.

Родился в Москве, в семье врача. Настоящее имя – Давид Самуилович Кауфман. В 1938 поступил в ИФЛИ, где его товарищами и соучениками были Лилианна Маркович (Лунгина), Сергей Наровчатов, Павел Коган, Борис Слуцкий, Михаил Кульчицкий.

В начале войны был направлен на трудовой фронт – рыл окопы под Вязьмой. Тяжело заболел, был эвакуирован в Самарканд, где учился в Вечернем педагогическом институте. Вскоре поступил в военно-пехотное училище, которое он не окончил. В 1942 году был направлен на Волховский фронт под Тихвин. После тяжёлого ранения служил в тыловой части, откуда вырвался на фронт с помощью Ильи Эренбурга.

Читайте так же:
Как носить высокие кроссы с джинсами

В годы войны, кроме «серьезных» стихов, сочинял стихотворные сатиры на Гитлера для гарнизонной газеты под псевдонимом «Семён Шило».

Первая послевоенная публикация – «Стихи о новом городе» в 1948 году в журнале «Знамя». В 1950-е годы в основном занимался поэтическим переводом с албанского, венгерского, литовского, польского, чешского языков; сочинял детские пьесы для радио.

Первая книга стихов «Ближние страны» вышла в 1958 году очень небольшим тиражом, но вызвала большой интерес в кругу любителей поэзии и профессионалов. Его творчество отмечали А. Ахматова, Н. Заболоцкий, К. Чуковский, С. Маршак.

Затем появились поэтические сборники лирико-философских стихов «Второй перевал» (1962 год), «Дни» (1970 год), «Волна и камень» (1974 год), «Весть» (1978 год), «Залив» (1981 год), «Голоса за холмами» (1985 год).

Юмористические стихи, написанные для дружеского круга, вошли в его посмертный сборник «В кругу себя». Многие стихи стали песнями, которые исполняли известные певцы и барды.

Дружил с Юлием Даниэлем, Анатолием Якобсоном, Лидией Чуковской, с которой находился в многолетней переписке. Подписал письма в защиту Даниэля и Синявского (1966), Гинзбурга и Галанскова (1968), после чего «в наказание» был рассыпан набор книги его избранных стихотворений, готовившейся в издательстве «Художественная литература».

C 1974 года жил в Пярну (Эстонская ССР). Умер 23 февраля 1990 года в Таллине. Похоронен в Пярну.

Военная служба

На втором курсе Давид решил добровольно отправиться на финскую войну, однако подкачало состояние здоровья. В начале Великой Отечественной работал на рытье окопов близ Вязьмы Смоленской области. Тяжелый труд отрицательно сказался на здоровье Давида, поэтому ему пришлось отправиться в Самарканд,где продолжал обучение в Вечернем пединституте. Однако мысли о военной службе не покидали юношу. Он, поучившись совсем немного в военно-пехотном училище, ушел воевать. В 1942 попал на Волховский фронт. Спустя год был тяжело ранен осколком мины, повредившим руку. В мартовском бою 1943 за деревню Карбусель в Кировском районе Ленинградской области проявил себя героически: один ликвидировал 3-х фашистов в рукопашном бою, за что был награжден медалью «За отвагу».

Читайте так же:
Тайтсы с пуш ап эффектом

Что значит наше поколенье?
Война нас ополовинила.
Повергло время на колени,
Из нас Победу выбило.

После выздоровления его направили для прохождения службы в тыловую часть. Рвался на фронт. В марте 1944 уже в звании ефрейтора Давид Кауфман при помощи Ильи Эренбурга возвратился в строй. Воевал на Белорусском фронте в 3-й отдельной моторазведроте. По совместительству как грамотный человек выполнял обязанности писаря. В ноябре того же года его наградили медалью «За боевые заслуги», а летом 1945 – орденом Красной Звезды, который был вручен за захват вражеского бронетранспортера и пленение фашистского унтер-офицера, предоставившего советской разведке важную информацию.

Давид Самуилович – героическая личность. Он прошел войну, принимал участие в битве за Берлин, был ранен, отмечен боевыми наградами, а также почетным знаком «Отличный разведчик». Естественно, грозные военные годы наложили отпечаток на всю его дальнейшую жизнь, навсегда оставшись в душе и сердце этого талантливого человека и вылившись в дальнейшем в его проникновенные поэтические творения.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector